Смена МИЗАНСЦЕН, РОЛЕЙ, ТЕМПО/РИТМА на уроке (о втором «золотом правиле» социо-игровой интерактивности)

групповая работа
Работа учеников МАЛЫМИ ГРУППАМИ (о третьем «золотом правиле» социо-игровой интерактивности)
17.01.2019
игровые разминки
Азбука городов и Почта
21.01.2019

Смена МИЗАНСЦЕН, РОЛЕЙ, ТЕМПО/РИТМА на уроке

(о втором «золотом правиле» социо-игровой интерактивности)

Если на занятии не было хотя бы двух-трех смен в мизансценах, ролях — и уж тем более — видах деятельности, то смело можно утверждать, что стиль урока был не вполне социо-игровым.

3. Сначала по «режиссуре урока». Из трёх «золотых правил» вы главное внимание уделяете работе «малыми группами». И это хорошо. А вот про двигательную активность своих восьмиклассников на вашем уроке вам и писать особо нечего: разминка; «нечетные парты повернулись к четным»; и – «затем все вернулись на свои места».
Я понимаю, что ученики на самом деле как-то на уроке двигались, но в глаголах вашего рассказа зафиксировано то, на что вы действительно обращали своё учительское внимание: «будут оценивать», «каждому хотелось», «ребята переспросили», «лайк поставили», «слажено работают», «никто не вспомнил», «изобразили схему», «подобрали цитату», «раскрыли пункты плана» и т.д. и т.п. То есть они все про мыслительную работу внутри «малых групп», а про «двигательную активность» молчок – писать нечего! (Для любопытства можете сравнить с одним из первых писем-отчётов О.П.Травиной – математика в 7 кл [при этом сама Ольга Павловна – ныне зубр социо/игровой «режиссуры урока» – всегда жаловалась, что она не литератор и письменно излагать мысли не умеет и не любит].)
Но я не собираюсь толкать вас к тому, чтобы вы начинали «высасывать глаголы из пальца». Они сами возникнут в вашем повествовании, если вы на уроке озаботитесь «сменами всего и вся». То есть вторым «золотым правилом», квинтэссенция которого в смене мизансцен, которая у вас пока ещё то и дело подменяется менее значимой и более привычной сменой заданий. Мне думается, что пресловутая для многих учителей «перестановка парт» (когда учении, оборудуя «рабочие гнёзда», своими руками переставляют на уроке парты) у вас не могла возникнуть, хотя бы потому, что такая смена мизансцен перемноженная на реальную двигательную активность учеников слишком хорошо промывает их мозги.
А вами планировалась не промывка, а всего лишь конформистское усвоение учениками «программных директив». Поэтому перейдём к более высокому уровню рассмотрения возможных зон «ближайшего развития» – герменевтическому.Урок литературы (8кл): Контраст как основной приём изображения в рассказе Л.Толстого «После бала» — с разбором, похвалами и драмо/герменевтическими советами В.М. Букатова

Третьим важным компонентом социо-игровой деятельности является частая смена мизансцен (то есть пространственного размещения учеников на уроке), что предполагает несколько видов динамики.
Во-первых, динамику развития темпо-ритма (чтобы удержаться в игровом поле, чтобы игра не распалась из-за усталости, конфликта интересов, непонимания правил, эгоизма участников и т.д.).
Во-вторых, динамику проявлений учениками физической подвижности.
В-третьих, подчинению законам «развития драмы», где есть вступление, кульминация и развязка (и динамика игры не может не следовать этой цепочке).
Таким образом, «режиссура урока» обеспечивает учеников «пониманием» учебного материала через «драму» — социо-игровую фантазийную деятельность, подчинённую особым правилам: смене мизансцен, изготовлением импровизированных декораций-выгородок, элементов-обозначений «костюмов», бутафорских заменителей каких-то реальных предметов. Чтобы помочь учителю трансформировать любой урок в игру драмо/герменевтика предлагает учителю хрестоматию игровых приемов обучения. Институт истории СО РАН (Новосибирск) И.Р.Соколовский

Смена мизансцен и настроений.
Одна учительница химии, столкнувшись с тем, что десятиклассники, не выучив дома заданное, отказываются писать пятнадцатиминутную контрольную работу, решила поменять свои планы (а заодно и сидячий стиль обучения). И вместо контрольной она объявила «скоростную эстафету по рядам». Ученикам каждого ряда нужно по очереди подбежать к доске и написать в столбик по одной химической формуле. Любой — из органики или неорганики, трудной или легкой — лишь бы правильно. И еще одно условие: если формула уже на доске написана учениками какого-нибудь ряда, то повторять ее нельзя.
Задание легкое — все кинулись в бой. Как только один садился на свой стул, к доске устремлялся следующий. Победителей устанавливали дважды. Первый раз — какой ряд быстрее, второй — какой грамотнее.
Для проверки каждому ряду по жребию был определен не свой столбик формул, и ученики, собравшись (по рядам) в кружок, выясняли все недочеты и ошибки, после чего сообщали свою оценку проверяемому ряду. Именно ему, а не учительнице, которая так удачно организовала не только смену привычной мизансцены урока, но и смену негативных настроений в классе на позитивные, дружественно-деловые. Так что после шумной эстафеты класс с энтузиазмом занялся изучением нового материала.
При освобождении учителей от досадной узости в представлениях о своих профессионально-педагогических обязанностях многие из них, во-первых, начинают в любых ситуациях подыскивать дела, соответствующие интересам реальных детей. Во-вторых, создавать условия, чтобы дети выполняли эти дела не только с удовольствием, но и приобретая новые знания, умения и навыки. И им легче становится уходить от влияния стихийной враждебности (исходящей не только от учеников, но иногда и от администрации или коллег) и не теряться от случающихся завихрений дружественности ошалевших учеников.
Когда учитель уверен, что в любой ситуации можно обнаружить в своих педагогических и детских ситуативных интересах хоть какую-нибудь общность, он спокойно (то есть деловито и дружественно) воспринимает и отказ ученика от порученного дела, и его каприз, и его ошибки, и прочие проявления его настроения, самочувствия, характера. Он начинает понимать, что все детские оплошности, погрешности, баловство — это не досадные препятствия на пути достижения взрослым человеком — учителем — своего профессионального счастья, а необходимое условие для его профессионального роста. Ведь именно за преодоление, сглаживание и освобождение от них ребенка педагогический труд и ценится в обществе.
Отношение взрослого к ошибкам и шалостям детей (воспитанников, учеников) является показателем и того, что обычно называется любовью к детям, и того, что называется педагогическим призванием. Различные варианты представлений учителей об общности интересов (или самой возможности этой общности) порождают многообразие дружественного и враждебного поведения с учениками. Ученики легко и с благодарностью откликаются на любые проявления дружественности, заинтересованности, внимания. Даже весьма малые.
Один педагог, и не прикидываясь старшим братом, ведет себя, как дрессировщик, узурпатор, враг. Другой, хоть и имеет с детьми общий интерес, но всего лишь в том, чтобы без хлопот, не напрягаясь, провести общее время занятия, — соответственно и поведение его носит черты легкого дружественного флирта. Третий хоть и опекает интересы детей, но уж очень по-простецки подчиняясь их случайным желаниям. Александра Ершова, Вячеслав Букатов 'Дружественные и деловые характеристики поведения учителя'

 

Свободно можно поделиться или отправить друзьям

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.