КУЛЬТУРА - ИСКУССТВО

Про походы в экспедиции

это материалы рассказа  Аншуковой Людмилы Петровны
(социальный педагог и педагог дополнительного образования Оболенской школы, руков. школьным музеем)

* * *

Походы

– Значит, поход. Вот играете сказки, а потом приходите, идете по деревне и заходите в дома?

– Да. И бабушки все выходят, все с нами разговаривают, рассказывают, с какого года живут, как работали в Серпухове, все пешком ходили в Серпухов. Это я всегда детям говорю: «Представляете, мы идем, устали, а они каждый день утром и после работы».

– Они что-нибудь записывают?

– Нет, к сожалению. Вот это у меня проскальзывает.

– А у них какие-то опросники есть или как сложится?

– Как сложится. В основном я спрашиваю, потому что они слушают. У них еще привычка есть – вперёд бежать. Я всегда говорю: «Почему вы вперёд бежите? Вы же стойте, разговаривайте». Вот им надо уже в другой двор идти. Когда нам говорят, что заняты, я говорю: «Незваный гость хуже татарина, идем дальше». В таких дворах мы не задерживаемся. Но в основном выходят люди.
И вот что меня поражает: женщина идет, первые походы, никогда не забуду, Галина Ивановна, фамилию уже забыла. Это первый мой экспонат. Идёт в косыночке такой и выбито ришелье вот здесь, в картошке. Я говорю: «Какая у вас косыночка, таких я даже не видела». Она снимает с головы её.
Вот такой народ, последнее, можно сказать, снимает и мне отдает. Я, естественно, когда пришла домой, стираю, а она уже от времени начинала распадаться. Я тогда прекращаю стирку, прополоскала. И вот она у нас висит на самом видном месте. Это первый наш экспонат. И чем проще народ, тем лучше.

– Она не рассказала, откуда косынка?

– Она сказала, что это её прабабушка делала. А вот бывают случаи. Заходим в дом, одна женщина поднимает телевизор: «Берите скатерть». Скатерть, крючочком вышитая. Конечно, ведь и дети всё это видят. А вот к ветерану войны мы зашли. Он спит, пожилой человек, больной. И мы его не будим.
Потихонечку его жена Никитина Мария Александровна, а он Никитин, был директором ДК в свое время.
Он фронтовик.
Она медали все вытащила. Вот такие люди не боятся что-то показать, что это хранится в доме. Вытащила медали, рассказала всё. Так дедушка и спал, она сказала: «Не хочется мне его будить». Его дети спящим тоже сфотографировали. И вот, что хорошо, что мы фотографируемся всегда. И у нас очень большая фотолетопись. Вот висят эти фотографии, они каждый день могут приходить и смотреть.

– Но ведь эта же комната закрывается.

– Закрывается. Но всё равно ведь заходят каждый раз. И каждый раз они смотрят, вспоминают, с кем они. Мы даже стихи сочиняем, когда я вижу, что они не такие уставшие: «Ну что? Давайте теперь, какие мы принесли с вами экспонаты. Вот это перечислить надо в стихах, кого мы встретили. Ивана Ивановича, Марью Ивановну». У меня даже эти стихи есть. Один раз меня что удивило? Мы пришли в поселок и целый час еще сочиняли стихотворения, не расходились. Не все, конечно, а вот человек пять сидели, сочиняли стихи, то есть домой не хотелось идти. Это вообще самое ценное, я считаю. Но народ очень добрый. Вот последнее отдают. В Станки ездили. Там такой Петр Иванович был. А у него хомут был, одно название, он весь уже разложившийся. Он говорит: «Я вам не отдам». – «Ну не отдавайте, если не хотите». А потом, смотрю, он на ребятишек смотрит, отдал все-таки. Я, конечно, всегда подчеркиваю: «Петр Иванович, спасибо. Я запомнила, у меня отец Петр Иванович».

– А там вообще проблема ещё с музеями, как их использовать? Вот обычно приводят и проводят экскурсии.

– Мы проводим для малышей.

– Ну, этого мало.

– Ну вот мы пока только экскурсии.

– Вот есть хомут, значит, приводите, любая тема по математике, по русскому языку. Вот приводите к хомуту и начинаете прилагательные изучать. Какой? – черный, старый, дореволюционный, потрепанный. Наоборот: отличный. И по группам: кто больше прилагательных, эпитетов про это, чтобы все сказали: да, это про этот хомут, не про какой другой, сочинил. Математика: про этот хомут сочинить задачу. Кто интереснее, какая группа, какая тройка про этот хомут.

– Там они насочиняют!

– Хомут весит на 3 кг меньше, чем парта. Сколько весит парта? И так далее.

– Семья была из 8 человек. Потом семья стала из 6 человек, потом из 3 человек, потом, наконец, из 1 человека. Сколько человек видели этот хомут?

– То есть можно выдумать всё, что угодно. И даже безударные гласные. О «хомуте»: все слова, которые можно о нем, а потом из этого выбираем безударные гласные. Слова, которые не под ударением, непонятно, как пишутся: «хамут» или «хомут» и так далее. То есть на самом деле можно чего угодно придумать.

– В четвертом классе падежи проходили. Вопрос творительный: с кем? с чем? В этом классе ни больше, ни меньше решили, что самое удобное: «танцуем с кем?» И так они до конца 4-го класса, когда подходили к творительному падежу, они взяли «танцую», особенно когда числительные, с 22 тысячами 375 девочками, например. «Танцую с кем?» – творительный падеж: «танцую с хомутом».

– На будущее понятно? Тогда музей станет живым.

– Мне вот тут книжечка попала. Я с Натальей Васильевной говорила: «давайте как-нибудь с уроками свяжем наш музей».

– Монеты у вас наверняка есть какие-то?

– Монеты есть, но я их еще не оформила, пока лежат в сейфе.

 

 

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *