И снова об «учении с увлечением»

Александра Ершова, Вячеслав Букатов

Дружественные и деловые характеристики поведения учителя

И снова об «учении с увлечением»

 

Формирование дружного ученического коллектива является одной из сложнейших педагогических задач. Поскольку читатель уже достаточно подробно смог ознакомиться с режиссерским пониманием дружественности как представления об общности интересов, мы можем обсудить роль общих дел в школьной жизни.

Общее дело, если им удается занять всех, ведет к сплочению. Первым шагом может стать и туристический поход, и новогодний спектакль…

С выявлением детьми общности своих интересов связана одна очень старинная заповедь воспитателей: никогда не делать замечания сразу всем участникам беспорядка — только одному.

Устраивая проработку всему классу или его части, учителя тем самым частенько (пусть и невольно) помогают детям объединяться в плохих делах.

И вот что странно. Казалось бы, у всех детей в школе всегда есть общее дело — учиться, но ведь оно почти никогда не объединяет детей! А ведь любой учебный предмет, любая программная тема может рассматриваться учителем не как самоцель, а как своеобразный материал, предлог для развития учащимися своих взаимоотношений, представлений и о себе, и о других, и о предполагаемых мнениях других о себе, и о связях всего этого между собой. Тогда обучение из принудиловки становится удовольствием и радостью.

Как-то в Смоленске мы провели импровизированный опрос студентов последнего курса пединститута и педучилища о самых радостных воспоминаниях, связанных со школой. Чаще всего в качестве радостного события в школе вспоминалось ее окончание — выпускной вечер или последний день перед летними (или зимними) каникулами. Гораздо реже — первое сентября в первом классе или начало учебного года после каникул.

Очень часто вспоминались внешкольные мероприятия (походы, туристические поездки по городам) и внеклассные ( «огоньки», вечера, КВНы). И только у двух студенток (из более ста опрошенных) радостные воспоминания были связаны непосредственно с учебным процессом.

На вопрос: что вы как учитель планируете делать, чтобы ваши ученики с радостью шли в школу? — большинство отвечали: устраивать вечера, походы, «огоньки». И всего лишь трое ответили, что они постараются вести свой предмет увлекательно. Только трое  (!) планировали сделать детскую жизнь интересной и радостной на самих уроках.

Если представление об «учении с увлечением» у большинства будущих учителей в основном связывается с проведением внешкольных и внеклассных мероприятий, то, значит, сама подготовка этих педагогов с увлечением и радостью связана не была, а если студенты и испытывали подобные чувства, то не от обучения и не в стенах учебных аудиторий.

«А когда нам этой ерундой (то есть увлеченностью учащихся) заниматься? — возражают преподаватели этих студентов. — Ведь у нас времени и так не хватает. Программа большая, темы трудные. И тратить время на создание студентам радости мы не можем. Времени просто жалко». «А тратить время на мало кому нужный ритуал мы можем? И тратить на это жизнь не только свою, но и чужую нам не жалко?» — можем парировать мы.

Казалось бы, зачем учителям со школьниками на своих уроках чтения, рисования, физики заниматься проблемами межличностного общения? Для этого можно открыть особые факультативы или психологические тренинги. И, как мы знаем, подобные и факультативы, и тренинги время от времени в институтах и в старших, средних, младших классах общеобразовательных школ регулярно затеваются. Но всякий раз оказывается, что при отсечении проблем живого общения от изучения программных предметов в некий самостоятельный предмет страдает и общение, и обучение.

Диалектичность живого обучения неразрывно связана с отношением учителя к учебной теме как к предлогу для приобщения к чему-то высшему, непреходящему, общечеловеческому. Тогда обучение становится искусством, помогающим детям жить полноценно и насыщенно. И вероятно, чтобы процесс научения стал делом, учеников объединяющим, требуется прямо-таки революционная перестройка дидактических представлений у большинства наших учителей.

Давно пора при обучении детей от 6 до 16 лет отказаться от монотона школьной формы индивидуалистического образования, оставив ее разве что старшеклассникам (это они, если хотят, пусть поодиночке сидят, уткнувшись каждый в свой учебник, под пристальным взглядом квалифицированного консультанта). Во всех же других классах использование подобных форм обучения следовало бы либо сильно ограничить, либо вообще запретить.

источник: openlesson.ru

поделиться

Добавить комментарий

Войти с помощью: