до книг
О пошаговом возрождении уклада «докнижной эпохи»
11.09.2018
Прагматизм школьных издевательств над здравым смыслом
12.09.2018

В.М.Букатов

Для человека, который, придя ко мне в гости, видит внушительную библиотеку и не находит ничего лучшего, как спросить: «И вы всё это читали?» — я заготовил два ответа.
Первый: «Нет. Здесь только книги, которые я должен прочитать на следующей неделе. Изученные я уже отнёс в университет».
Второй вариант: «Из этих книг я не читал ни одной. Иначе зачем мне их держать у себя?»
Умберто Эко // «Не надейтесь избавиться от книг!»

Самой большой свиньёй, «подложенной под хвост» самодовольству «книжной культуры», стало появления в первой половине XIX века электрического телеграфа. Но его клиповая пагубность для «книжной стилистики» была осознана не сразу.

Развитие «электросвязи» стимулировало невиданное до тех пор дробление информационных сообщений. В разы усилилась краткость передаваемой информации. Что определило очередные подвижки чинной «линейно-книжной культуры» в сторону реанимации (или реабилитации) «докнижной стилистики».

Предельная лаконичность телеграфного языка сначала показалась забавным открытием, невинным новшеством. Но вскоре пришло понимание, что эта мода возрождает «хорошо забытое старое» (например, «клиповую» лаконичность берестяных грамот).

Подвох оказался в слишком устойчивой популярности телеграфной лаконичности среди широких кругов населения. Дело в том, что долгое время отправители телеграмм, усердно стараясь сэкономить деньги, вполне легально и успешно обходились без предлогов и союзов. Что для традиционной книжной культуры было неслыханной дерзостью.

Свою лепту в дело реанимации элементов «докнижной стилистики» внесла и Первая мировая война. Она стала «предлагаемым обстоятельством» (по Станиславскому) феноменального распространения в русском языке аббревиатур. Причиной появления этого – весьма уродливого с академической точки зрения – поветрия стало развитие телеграфно-новостных каналов связи в условиях военных действий.

Но мода на аббревиатуры быстро перекинулась и на мирную жизнь. А всё потому, что соответствовала одному из естественных векторов в реабилитации «докнижной стилистики» в повседневной жизни простых граждан. (Добавим, что в то время на рудименты «докнижной стилистики» то и дело стали натыкаться неравнодушные исследователи-лингвисты, наконец-то признавших уникальность, например, детских «тарабарских считалок»).
В ХХ веке аббревиатуры стали настолько привычными, что без них сегодня уже не обходятся ни в деловых, ни в административных, ни в эпистолярных текстах.

А ещё телеграф породил «телеграфные агентства». Которые в свою очередь принялись пропагандировать свой особый жанр – «информационное сообщение». Основными параметрами этого жанра стали сверхкраткость и полное отсутствие риторических или интеллектуальных украшений. Когда газеты в начале ХХ века начали тиражировать сообщения телеграфных агентств без какой бы то ни было литературной правки, последние оказались эталоном в вопросах концентрации смысла.


Полный текст статьи в pdf:

Свободно можно поделиться или отправить друзьям

Добавить комментарий