социо-игровая методиа
«ДИКТАНТА НА ДРУЖБУ» — английский язык в 5 классе
21.12.2017
ребенок медленно одевается
Как можно показать время
10.01.2018

Раздел шестой

Уверенность в поведении (о проявлениях силы или слабости)

6.1. Деловитость силы и позиционность слабости*

 

*  По материалам главы 5 «Представление о силе и слабости» (Часть II: Логика общения в жизни и на сцене) в кн.: Ершов П.М. Скрытая логика страстей, чувств и поступков. [М.]; Дубна, 2009.

 

Для преодоления препятствий на пути осуществления своих разнообразных целей людям нужны определённые знания, умения, навыки, возможности, способности – одним словом  силы.

Представления  о своих силах — это сложившийся в сознании итог всего предшествующего опыта человека. Представления эти являются следствием того, с кем и сколь успешно ему приходилось бороться. В режиссуре известно, что одержавший много побед над самыми слабыми противниками или избалованный исполнением своих желаний склонен преувеличивать собственные силы. А часто повторяющиеся поражения формируют у человека склонность преуменьшать их.

Полная беспристрастность в оценке тут едва ли возможна. И добавим, что представления человека о своих собственных силах становятся достаточно понятны окружающим даже при их случайных, мимолетных соприкосновениях с ним.

Физические силы человека могут быть сравнительно точно измерены и определены (например, по механической работе, спортивным результатам или даже по внешнему виду человека). Относительно точно могут быть «измерены» у человека и силы социальные (например, по богатству, служебному положению, научному званию, существующим связям). Но в плане личных взаимоотношений представления людей о соотношении сил могут быть лишены обоснованности, так как сами силы не всегда поддаются вполне объективному и бесспорному измерению.

Возможности свои и своих партнёров люди нередко видят в глубине и точности понимания фактов, в широте своих знаний, находчивости, в ценности своих знаний и правильности своих прогнозов. Тут каждый мерит «на свой аршин».

Силы человека могут измеряться не только его реальными возможностями, но и его убеждённостью в правоте исповедуемой идеи. Увлеченность даже практически недостижимой целью, уверенность в её конечном торжестве оказывается реальной силой, иногда превозмогающей все другие значительные силы.

Тот, кто, не имея ни власти, ни денег, уверен, что борется в интересах человечества, именно в этом черпает силу и находит основания для уверенности в своей непобедимости.

П.М.Ершов подчёркивал, что во взаимодействиях людей «сила» каждого измеряется «силами» других. Поэтому, накапливая свои силы, человек стремится не просто «знать», а знать лучше или не хуже, чем знают другие. Не просто «уметь», а уметь лучше других (или не хуже кого-то). Не просто разбогатеть, а быть богаче или не беднее других.

Любые возможности привлекательны для человека часто только в сравнении с его представлениями о возможностях других людей. Причем практически не всех «других», а каких-то определённых (входящих в так называемую референтную группу).

Субъективные представления человека о соотношении сил своих с силами окружающих партнёров могут быть в более или менее остром противоречии с мнением самих окружающих. Такое расхождение наталкивает на позиционные конфликты (позиционное выяснение отношений – см. §4.1.). Но тот, кто слишком увлечен своей целью, расхождений этих, как правило, не замечает.

Жизненный опыт формирует цели, интересы и идеалы человека. Одновременно его опыт влияет и на то, как складываются у человека представления о ценности его разнообразных возможностей, способностей, сил. Чем ограниченнее у человека круг интересов, тем более подвержены ошибкам его представления о своих собственных силах, и силах партнёров. Но, вероятно, нет людей, которые не ошибались бы в этих оценках.

Можно признавать превосходство сил партнёра в чём-то одном и быть столь же уверенным в своих преимуществах в другом. Мать семейства, например, может ясно видеть превосходство сил своих детей и домочадцев в области их профессий, но в то же время чувствовать своё неоспоримое преимущество в толковании вопросов нравственности, быта и семейных обязанностей. Определённость её представлений в тех и других случаях будет и разной и ярко заметной.

Представления о соотношении сил в некоторых ситуациях могут быть сложны и противоречивы. Например, медицинская сестра может с полным правом и сознанием своего превосходства командовать пациентом, который во всех других отношениях несравнимо сильнее её. Хотя, может быть, делать это она будет не совсем так, как с пациентом слабейшим (ребёнком, например).

Разность сил вызывает либо уважение, либо пренебрежение. Разность интересов — либо симпатию, либо антипатию. В итоговом общем отношении человека к своему партнёру представления об одном  сливается с другим, образуя сложное, часто противоречивое, трудно определяемое словами целое. Но чем больше разность в силах, тем меньше места остается представлениям о соотношении интересов (то есть о дружественности или враждебности – см. §5.1.). А чем больше ясности и определённости в представлениях о близости интересов, тем меньшее значение играет соотношение сил. Легкая симпатия иногда сочетается с пренебрежением, но горячая любовь с ним несовместима.

Сильного врага можно уважать, но крайняя ненависть исключает уважение. Совершенно же беспомощный, бессильный враг вызывает даже жалость (он, в сущности, уже и не враг). А единомышленник, авторитет которого возведен в культ, не может быть другом.

Словесная борьба партнёров, разделяющих разные мнения, связана с их переходом от одной аргументации к другой. Если при общении каждый свободно и выбирает аргументы и без колебаний указывает партнёру на слабые места в его доводах, отстаивая преимущество своей точки зрения, – значит их сознание свободно от обобщённых представлений о разности сил. Это деловое общение людей,   равных по силам.

Как только у общающихся возникает обобщающий вывод о разнице в их силах, то он тут же начинает ограничивать себя в выборе аргументации и в способах  её использования. Каков бы ни был вывод (позитивным или негативным), он делает общение менее стройным, менее логичным и менее последовательным. То есть в строгом смысле слова – менее деловым.

По ходу общения иногда начинают выдвигаться такие «силы», как совесть, честь, долг, моральные принципы. И если партнёр не отказывается пользоваться ими, то общение разворачивается вокруг этих принципов и поэтому делается позиционным (см. §4.2.). Если же партнёр уклоняется от применения таких «сил», то нередко как раз для того, чтобы избежать отклонений от дела.

Длительное деловое общение требует смены аргументов (смены «оружия») и избегания эмоциональных обобщений во взглядах на силы, позиции и интересы (они ведут к позиционным выяснениям отношений). Кроме этого, многократное применение одного и того же «оружия» (доводов, аргументов),  выдает стремление к выяснению позиций.

Режиссёрский параметр «силы» выявляет интересные закономерности  в поведении общающихся людей. Например, принципиальное отличие самоуверенности (как отрицательной черты характера) от уверенности в своих силах (как положительной черты личности) заключается в том, что первая основана на индивидуальных  силах, противопоставленных силам окружающих людей, а вторая — на «силе» той пользы, которую приносит обществу выполняемая деятельность, на силе убеждённости в правоте этой деятельности и её победе, даже если справедливость, нужность, полезность самого  дела ещё не признаны или не поняты окружающими.

Самоуверенный человек в общечеловеческом масштабе всегда, в сущности, одинок. Человеку же уверенному такая судьба не грозит, так как, по его представлениям, действует он от лица многих (пусть даже и от лица всего лишь будущих поколений!).

Наличие у общающихся представлений о «соотношении сил» выполняют в деловом общении дисциплинарную функцию. Проявления силы побуждают партнера к повышенному вниманию и(или) даже к повиновению. При этом часто за подчёркнутой самоуверенностью скрывается крайняя неуверенность партнёра в своих силах, тогда как за скромностью – полная уверенность в абсолютном превосходстве своих сил.

Занятость важными делами создает впечатление «преимущества в силе». Но занятость можно имитировать, например, в интересах карьеры.

Имитацию от подлинной деловой занятости, хотя и с трудом, но все же можно отличить. Карьерист ищет в любом деле то, чем он может партнёру помешать — якобы из деловых соображений. Он делает вид, будто понимает дело глубже, серьезнее, ответственнее, чем его партнёр. Чисто по-деловому отказывая, умело изображая при этом искреннее сочувствие, тем самым подстраховывая себя от разоблачений.

И карьерист по отношению к партнёру становится тем сильнее, чем больше заинтересован последний в достижении своей цели. Сила такого карьериста в том, что он   может отказывать,  то есть он может мешать созидательной деятельности других.

Этим средством обычно пользуются те, кто, не обладая силой знаний и умений, своё бессилие восполняют  той властью, которую они извлекают из самого, казалось бы, незначительного «места». Такой человек, прежде чем поставить свою «визу» на документе, тянет, якобы изучает вопрос, собирает справки и колеблется. Он как будто бы никого не хочет ни «унизить», ни «поставить на место», ни «подчинить себе». Он создаёт видимость, что занят делом. В действительности же он добивается признания своих преимуществ и(или) признания значительности занимаемого им места. Люди, подлинно заинтересованные в деле, вынуждены считаться с ним и(или) даже благодарить его, если он вдруг не воспользуется своей возможностью мешать им.

Свободно можно поделиться или отправить друзьям

Добавить комментарий