Эссе студнтов - рассказы учителей

Обсуждение и ответы на комментарии к ЭССЕ Кадыровой Жанны на Яндекс.Дзен

Эссе Кадыровой Жанны: Что полезного для себя я почерпнула на занятиях «Режиссура урока», ФПО-1, 2019

Опубликованный на Яндекс Дзен 25 декабря 2019 года вызвал множество комментариев. Было решено записать разговор с обсуждениями и ответом на некоторые из комментариев. Беседа велась Вячеслава Букатова и Светланы Фриги по скайпу. Послушать аудиозапись можно здесь.


Букатов: — Честно говоря, у меня душа радуется. Я смотрю, что скорее всего Рами, Егор, Виктория, по их тональности ровня. Они вот как-то по-дружески ему сказали. Он очень может быть решит, что они отмахиваются, и вообще, когда короткий ответ — это очень похоже, что отмахиваются. Но я вижу, что это не отмахивание вообще-то, это прям в точку.

Вот я бы ему начал чего-то говорить, а я бы конечно, если начал, то занудно Рами объяснять, вот вы говорите — приятные воспоминания, а это что мало? Можно вообще все знания выкинуть, и оставить только приятные воспоминания, если есть приятные воспоминания, то есть и знание. Другое дело, что если там приятных воспоминаний с гулькин нос, то тогда и знаний будет с гулькин нос, потому что знания с приятными воспоминаниями никак не монтируется, а на самом деле если бы было открытие знаний, то это было бы одухотворение, это сразу эврика, это прилив, катарсис, прилив чувств, это же когда они работают в командах и у них вдруг креативность бъёт ключом, то это же видно, что они друг с другом говорят и не наговорятся и друг друга поражают, интересуются, ну так это очень важно.

Фрига: — Я думаю, что Рами не видит здесь знаний, он видит только некое развлечение, некие приятные действия, все общаются, а он не видит за этим знаний.

Букатов: — Я думаю там много всяких проблем, комплексов и поэтому он так и пишет, для него это тяжелый случай. И вот говорить ему, тыкать, это по Роджерс, когда вот надо только слушать пришедшего пациента и поддакивать ему, если он застрял, то повторять его, желательно точно повторять последнее предложение, припоминая и замолчать. И тогда Рами значит стал бы пояснять, и говорить, и так глядишь до чего-нибудь он бы сам и дошел. Т.е. быть катализатором того что бы пациент сам копал, и что-то откапывал. И это конечно особое дело и у нас не могут быть такие возможности, а если ему просто нотации читать, лекции, то это ничего не даст, он как считал себя правым, так и будет считать, а те кто ему отвечают, они оба говорят не точно, смазанные ответы, но по сути дела правильные.

Вот «аниматоры», аниматоры — это конечно красная тряпка для Рами, потому что аниматоры это «три-тотушки три-та-та».

Вот слово аниматоры, мне оно, конечно, поперек сердца, потому что, то чем я занимаюсь, я же не аниматор, я не развлекаю, хотя я понимаю, что развлекать это лучше, чем читать нудную лекцию. И вообще нудные лекции, да ещё к тому же и по конспекту, читают только лентяи, по сути дела. Это профф. не пригодность, если человек выходит, у нас в институте так педагогику читала одна, доставала тетрадку и читала по тетрадке, слушать конечно было не возможно.

Мне кажется, что это как раз намек на луч в конце тоннеля.

Фрига: — А вот эта Виктория, она же учительница и она написала: «Рами мы же не учителя ныне, а аниматоры». Т.е. она с какой-то такой проблемой сталкивается, и ещё обратите внимание (вот палец вверх), Виктории ответили 13 раз, хотя она и третий комментарий в закрытую, т.е. очень много сочувствующих, что учителя чувствуют себя аниматорами.

Букатов: — Тут я что могу сказать, что лучше быть аниматором, чем читать скучные лекции, но на самом деле аниматоры, ну это на троечку.

Фрига: — А почему они чувствуют себя аниматорами? Как вот выбираться из этого статуса аниматора?

Букатов: — Это драмогерменевтика, т.е. они понимают, что два прихлопа три притопа это когда завуч или директриса говорили: «У тебя опять значит там хлопают топают». То они понимают, что детям конечно лишь бы не учиться, они конечно все будут руками махать, сценки ставить, при этом на самом деле это же защитный мотив — вот как у Рами: «На выходе вместо знаний что?» Это вот учителю стоеросовому легко сказать, что все ученики конечно согласятся, что лучше руками ногами махать сценки ставить. Пожалуйста, мы говорим им сделайте, и что ученики у них руками махать не будут и сценки никто не поставит, согласны?

Фрига: — Согласна.

Букатов: — И они это чувствуют, и поэтому они чисто риторически ставят этот вопрос. Если вдруг им нужно будет поставить какую-то сценку, и это будет неудачно, они будут говорить, ну вот видите они ещё к тому же и ничего не хотят, они все глупые им ничего не нужно, они равнодушны, это такие вот ученики. Т.е. мы всегда правы, а они всегда плохие. Я хороший учитель, я помню, что у меня когда-то были хорошие ученики, а это сейчас просто все такие дети пошли дурные. И это всё защитные мотивы, и поэтому они сидят в защищенной клетке, в железобетонном бункере, и смотрят в перископ. Ну как с ними тут говорить? В принципе, я бы вот к знаниям прицепился, потому что, во-первых, там в эссе Кадырова пишет про знания по режиссуре урока, и эти знания она получила, мало того они все как правило получают и некоторые в открытую об этом говорят. Они получают вдруг образ, каким может быть образование потому что они скажем хотели бы, что бы было что-то интересно, а не получается. А аниматоры, это конечно фокусники. Учителя не аниматоры.

Т.е. по сути дела это вот непонимание, не знание что такое герменевтика, и они не видят, что такое драмогерменевтика. Что начни двигаться, как в упражнение «руки-ноги«. Голова всё поняла, начинают делать, все хохочут, потому что, все ошибаются. При гармоническом развитие думает всё тело. Но тут очень трудно об этом говорить, потому, что со стороны мы вроде как друг на друга похожи, а на самом деле внутри это конечно ни какие не аниматоры, и ни какие не игры. Другое дело игровые приёмы, и даже не игровые приёмы, не даром работа в малых группах, и игры в малых группах. Там же идет настоящее погружение в исследовательскую работу, в споры, которые возникают у них в малых группах, в четверках, в шестерках, ну вот так.

Букатов: — Вот замечательно! Потому что вот в своих тараканах, в своих трех соснах легко запутаться. Но вот видеть других, слышать других, тогда к нам поступают новые образы, новые формулировки и глядишь находится выход. И, по сути дела, вот как бы нам это связать с «не учителя ныне, а аниматоры«?

Продолжение про анимацию. То есть почему там сожаление «не учителя ныне, а аниматоры«, потому что люди видят, как раз вот эту вот проблему. Можно ей предложить элементарную логику. Дети играть уже умеют, дети умеют ходить, дети умеют смотреть, дети умеют говорить, мы ведь используем их умения, а она хочет то что они умеют не использовать. В этом её проблема, эта проблема преемственности. Это когда: «Я вам сделаю тут армейскую дедовщину, потому что через 10 лет вы попадете в армию, что бы были готовы во все оружие.» Наоборот через 10 лет бедный мальчик будет уже совсем замученный. Понимаете, всему свое время, нельзя раньше времени делать. И преемственность — это когда вы опираетесь на то что дети уже умеют, и поэтому действительно драмогерменевтика – это не игры, дети играть умеют, мы используем их умение, но это на самом деле просто работа с увлечением и тогда они научаются, видя что бы решить оказывается какую-то очень трудную проблему, лучше в троечке поговорить, лучше разговаривать с теми кто тебя понимает. Лучше разговаривать с друзьями близкими по духу.

Любовь Скуратова, она исходит из того, что, вот я учительница с ремнём, заставляю вас, муштрую, заставляю преодолевать трудности так, и после этого ребенок конечно хиреет и всё у него не получается и тогда ему это всё уже не нужно, либо он привыкает к садизму.

Играть дети умеют, так давайте это использовать. А в старших классах вы представляете 6-7 уроков играть, но тут нужно сказать, что есть тоже один такой момент очень принципиальный. Потом,у что мне в Оболонске говорили, что, когда я давал домашнее задание учителям, скажем на неделю, использовать «волшебную палочку» или использовать «руки-ноги» в разных варианта. И вот какой-нибудь 7 класс. Получается так, что к ним приходит один учитель и делает «руки-ноги», другой учитель приходит и у него там другая тема, но тоже «руки-ноги». А есть какие-то учителя, которые не входили в нашу обойму, они ничего не делали. Ну, во-первых, получается, что конечно скучно даже без вот таких вставных номеров, тем и хорош игрой стиль, что каждый получает свою пищу в соответствие со своим опытом и со своим возрастом, и поэтому скажем, если мне пришлось использовать руки ноги, когда-то скажем я могу в первом этапе урока делать руки ноги что бы собрать их внимание, что бы они переключились после перемены или дежурства в столовой и т.д. но потом я могу использовать этот прием, он вообще такой и есть вставной в какой-то момент неожиданный. Идет групповая работа, шум, гам, тарарам, а я говорю вот один способ: «кто меня слышит подымите там правую руку, пошлите воздушный поцелуй и т.д.», а другой вариант я говорю: «дружное эхо» и начинаю хлопать, кто-то услышал, кто-то не услышал, и им нужно сообразить, что это дружно эхо, я могу сказать: «руки ноги» потому что руки ноги многие путают с дружным эхом. И тогда ученики понимают, что они вдруг оказались потеряны в пространстве урока, во времени урока и тогда они находят себя, обретают себя. Это эффект рефлексии. И получается так что если я опытный и старый, то я им могу придумать такие ситуации, использовать тот или иной прием в таких ситуациях, что это им пойдет на пользу, им на пользу, мне на пользу, всем на пользу.

Это я по поводу повторения, получается так что на самом деле скучно это только у тех, кто выполняет задания по игровой педагогике, но он выполняет формально, лишь бы значит числиться в передовых учителях. И у него конечно очень быстро ученики будут это видеть и ему самому это все опротивеет, а если он понимает, что каждое задание — это мой предлог мая надежда, что это будет ступенькой для восхождения каждого педагога, каждого доброхота на свою вышину, и как получается не только формально за эту неделю сделать, я и сделаю, а вот если это делать по большему счету на самом деле, тогда открытие вдруг и для себя происходит и для них. Я, когда давал задания, то это не просто для того что бы, ну как под лежачий камень вода не течет, иногда если задание не давать, то вообще никто ничего не делает, лучше конечно задание давать. Я как Карабас Барабас с плеткой, но вообще-то это все нужно для того, что бы это были ступеньки. У каждого своего пути, своя вышина, и у каждого свой предмет. И вот все так и идут и поэтому дети тут же видят, что это не повторяют, уроки не повторяются.

Все дети на уроках сидят за партой, и никто же не говорит вот пришли на физику опять садится за парту, пришли на химию опять садиться за парту, опять писать на доске и т.д. никто же так не говорит. Если это все по делу, а вот если это не по делу, то дети тогда начинают диктовать свои права, они как испытание на вшивость, ты учитель просто так нам лапшу на уши вешаешь, или для нас стараешься? И они это тут же выявляют, что к чему, и поэтому есть сочки играть изо дня в день играть. Если работать на всю катушку, все будет нормально. Мало того, человек конечно рано или поздно лекции начинает читать, только не монотонно, у нас кроме лекций ничего больше, объяснений никаких нет, иногда приходится и объяснять, ну как правило где-то в середине, в конце занятия. А иногда никакого объяснения не нужно, дети все сами делают и глядишь все вроде довольны и урок закончился.

Так и дальше вишенка на торт идет с мохнатых времен. Мохнатые времена, там действительно был бригадный метод, и он действительно когда-то шел, но быстро выветрился.

Вспомнил про Ривена…на самом деле я не понял что он тут гвоорит на 18 минуте.

Это конечно фантастика, что Шаламов, это вот зек знаменитый и литератор конечно сказать надо фигура грандиозная. Он был на курсах у Ривена, во время подготовки что бы поступить в МГУ был на его курсах и поэтому у него там какие-то воспоминания там даже по этому поводу есть. Он был не в восторге, ну он писал, что это действительно помогает, но не в восторге.

Когда мне учителя говорят, а это бригадный метод я понимаю, что это плохо. И я понимаю, что это им минус, а не мне, они все сводят к бригадному методу, но у меня не бригадный метод.

— Чем отличается? Как понять?

— Бригадный метод это Ривен, у него тоже работа в группах, по парам, по тройкам. Т.е. учитель обучил там 5-6 человек, а те обучают других, а другие обучают еще одних и так дальше. И вот он приходит и домашняя заготовка, кто с кем какую тему изучает, такую тему проверяет. И на этом он смог, на без рыбье и рак рыба, потому что тогда жажда знаний была, это социальный лифт, всех преподавателей изолировали от рабоче-крестьянского класса что бы их не развращали. А знание же реально нужно было, как-то узнавать передавать, и на этом фоне Ривен сделал какой-то такой прорыв, и я думаю, что если бы не было такой спешки, то он бы сделал все гораздо ближе, к тому чтоб наш игрой способ пошел. Вообще бригадный способ был знаменит 70-е года в начале 80-х потом он завял совершенно. В бригадном способе никогда команды случайного состава не делали. Во-вторых, там сразу распределялись роли причем чуть ли не на четверть или по крайней мере на урок, а на самом деле все должно меняться.

Вы играли уже будучи студентом, а проецируете это на 3-7 класс. Ну вот здесь я могу просто от себя добавить, что это конечно фантастика, когда ко мне приходят студенты и учителя на повышение квалификации и даже преподаватели из разных институтов, и плюс еще есть те, которые меняют профессию, ну скажем там инженер будет учителем.

Как они реанимируются? Кто на 3-м курсе, кто на 5-м, нужно видеть их лица, когда они вдруг вспоминают, точно, чего добивался на сцене Богомолов я вот у него смотрел Идиот Достоевского. И это конечно похоже такой блуждающий взгляд, некая потерянность и тут же отзывчивость.

Потом вот эта вот девочка Кадырова она очень живая, т.е. у нее момент оживления произошел очень быстро и она, а помните там была друга кстати она тоже здесь будет напечатана. Мне кажется, что вот если в предыдущем помните там сказано было про вам надо написать спасибо предлагаю вам глянуть вот такой то и ссылка на скажем вот эту Любовь Скуратову.

Потому что это та же самая проблема анимация с негативной стороны там вы посмотрите это значит ее сильная сторона и она у вас немножко мерцает, а позитивная сторона — это драма герменевтика и опять смотреть либо разговор какую-то программу герменевтика, либо какую-то статью может-быть человек перечитает и вам напишет, что а причем тут и а это вообще как это совсем из другой оперы, будет о чем подумать.

Так это мы с Любовью, да с Куратовой?

-Ну вот то что вы играли уже будучи студентом проецируете это на 5-7 класс

— Будучи студентом, во-первых, они все вдруг стали реанимация потому что, будучи студентом, это как испорченная бумага, это потухший взгляд, это конечно они вдруг обретают человеческий образ, они становится студентами, живыми людьми. Проецировать это на 5-7 класс, это потом они будут и это может быть не сразу, а то что я с ними делаю, задача минимум, это что бы они превратились в живых людей, из засушенных студентов в живых студентов и в се. А 5-7 класс это еще далекая дистанция.

Значит Любовь эта говорит о том, что дескать сразу на 5-7 класс. У меня кстати вот очень часто говорят сами ученики, (пишут, что мы в роли детей и вот что мы превратились в детей и играли), ерунда никто ни в кого не превращался, все играли как взрослые на самом деле. Это принципиально, вот как только сюсюмусю, представьте что вы деточки и вот вы им значит говорить: «ручки подняли и все это…» ну это же никуда не годится. Наша Кадырова, она приходила в восторг не потому что она представляет 5-7 класс, а потому что ей здесь, сейчас хорошо.

— Один раз это прокатит, а потом приестся, и надо опять работать, прилагать усилия.

— Один раз прокатит, это если были… Это вот когда у нас в школах в моде были…Ну проблемное обучение… По сути дела, Филяйкина (не совсем разборчиво называет фамилию), когда она была в 91-й школе и у нее ученики на уроке труда делали трансформатор, не знаю, что это трансформатор, и она по сути дела сделала вот такой вот фокус… Приедается, когда указательный палец… Я один раз сказал, пойди туда и показал пальцем и принеси то, а второй раз они уже сделают из благодарности. В прошлый раз нам было интересно, так и быть мы вам сделаем, но долго, это уже называется корысть. Я использую в корыстных целях, что бы меня любили, что бы меня благодарили, что бы значит открыв рот на меня смотрели и пользуюсь этим, а это неправильно и корысть тут же мне потом через 2-3 раза даст увядание интереса, и ученики начнут показывать свои зубки, и говорить, «что опять?». Это значит я слишком корыстен, иду по старым путям. А вот если это действительно не предсказуемо, если они действительно прыгают каждое занятие выше своей головы, иногда это видимо, иногда это не видимо, но это в разных областях потому что он был на физике, а он прыгнул выше своей головы научился говорить с девочкой, до этого он с девочками никогда не мог говорить. Понимаете, это нам не дано предугадать, и я понимаю, что у него потом с физикой будет все хорошо, и опыт говорить с девочкой тоже пригодится. И глядишь ему там отличница когда-нибудь что-нибудь да объяснит, не важно что, а то что мальчики с девочками студенты со студентками умеют разговаривать это же нормально.

Ну вот вроде бы все, или еще тут что-то осталось?

-Там еще есть, один раз прокатит, а потом приестся и надо опять снова работать, кому-то больше кому-то меньше, игровой метод в группах очень древний, но мало продуктивный и тот, кто работал в школе это подтвердит.

-Фантазии. «Поэтому ему лучше, легче списать вот на это, второй раз я объяснять не буду, кто не понял тот дурак». Все называется не малопродуктивный, а игровой очень древний, малопродуктивный, это все не серьезно. Мы вот опять уходим в то, что у нас учителя ну как проф. не пригодны.

— А о чем идет речь? Когда говорят: «Игровой метод в группах очень древний»? Это когда такое было вообще?

— Вообще в древней Греции, были школы они там занимались гимнастикой, если гимнастика это игра, то там много чем занимались, по этому тут трудно сказать что имела ввиду, это монолог ленивого человека, который не хочет палец о палец ударить, и по этому сразу делает риторические заявления, «вначале как бы дети уже умеют играть» это как раз формулировка не для того что бы отобрать у них теперь игру, точно так же как здесь «игровой метод мало продуктивный», ну если бы было так наше бы поколение не знало бы компьютеры, компьютерные игры и т.д., почему они нас всех обогнали? Потому что играли много.

«Тот, кто работал в школе это подтвердит», в школе всегда можно найти таких учителей, которые, во-первых, эмоционально выгорели, во-вторых, они чувствуют, что плетутся позади прогресса и поэтому они не довольны. Для них на это списать очень легко.

При этом вы же понимаете это списывают на тех, кто работал после ВОВ, там 45-й, 50-е годы, а до этого были и до войны 20-30-е годы, когда уровень был очень низкий, а до этого был очень высокий уровень, правда со своими минусами и плюсами. Гимназии все дореволюционные…

Там у Чехова рассказ «Случай с классиком», это же фантастика.

Ученик приходит, он завалил латынь, и начинает рассказывать, что вместо такой-то конструкции нужно было сказать вот так, а я сказал вот так, а вместо это вот так, и он все говорит правильно, где была его ошибка, что надо было сказать, но только он все рыдает, рыдает и совершенно не понятно, а с какой стати он тогда путается в этих ошибках, а потом вдруг оказывается, он там упоминает, у него жилец был которого он ненавидел, от него там мылом пахло, что-то еще, вот он какой-то весь умытый, и вот глядя на него ученику, очень не хотелось быть таким же. И тогда становится понятно почему он завалил латынь. А мама там все это переживает, вот она бьется из последних сил, сдает комнату, чтобы учить сыночка (платное же образование), там еще и сестра есть, и вот он по сути дела не хочет, и он понимает, что он не может ей сказать, что не хочет учиться в гимназии, чтобы не быть как вот этот вот сосед.

Так поехали дальше. Вот Юлия Воронина, она первый раз, по-моему, ответила Любови Скуратовой?

— Да. Юлия Воронина отвечает: «Любовь еще в советское время это все было некоторые учителя это практиковали на постоянной основе потом дети хотели на уроках только развлекаться, да и после уроков тоже в результате провал в знаниях. Учеба это – преодоление от незнания к знанию».

-Ну конечно преодоление от незнания к знанию, поэтому мы не играем, а реальная у нас идет работа в группах, и они там занимаются открытиями, а это не то что учеба, это учеба в кубе, а тут пишут про то что учителя практиковали, на постоянной основе. Ерунда, это вспоминается республика Шкид, когда один преподаватель он пел частушки: «не женитесь на курсистках они толсты как сосиски», вот у него конечно провал в знаниях, и дети в 70-80-е годы на самом деле… Нет развлекать никто не хотел, это просто чем ерундой заниматься лучше развлекаться, но еще лучше реально заниматься, но только для того что бы заниматься, нужно же, только специалист мог помочь ребенку войти в эту воду, преподать так материал, что бы ребенок понимал как на элементарном уровне складывать одно с другим, сравнивать ответы, и тогда глядишь, начинается углубление. А просто так тритотушки тритата, ну конечно это все неправильно.

— Да и после уроков тоже, развлечение после уроков тоже не (говорят вместе вообще не реально понять, что она пыталась сказать, он ее перебил)

— На самом деле на сколько, я помню, у нас был класс 9 как раз, учительница, она там литература преподавала, она привела какого-то знакомого, с Таганки, потом она даже она водила нас на Таганку, достала билеты, хотя это было трудно, в какие-то походы ходили, правда без ночевки, и делалось это все для того чтобы… Если мне в походе было интересно, то тогда я буду смирно сидеть на уроке, не важно, понятно, не понятно, интересно, не интересно буду сидеть и помалкивать, это в качестве благодарности, и вот по сути дела, когда учителя занимались вне урочный деятельность, то это все сводилось именно к этому, как купить детей что бы они были послушными на уроке вне зависимости от его качества. Хотя на самом деле за редким исключением, исключения бывают, но, если на уроке плохая дисциплина, это значит учитель не готов к уроку. Он не напрягся, не подумал и скорее всего он даже материал плохо знает, потому что любой учитель может, в захлеб начать рассказывать о материале, и уже спасет ситуацию, но правда опять раз-два-три, а там глядишь и обломилось, правда вот Быков он каждый день на этом выезжает. Так что я бы сказал, что как раз, когда Быков Читает свои лекции, то вот это вот развлечение, развлечение самому Быкову и ученикам тоже, они как зрители в зале сидят, пришли на вот такое вот развлечение, послушать. Кто-то записывает, чтобы так же вешать лапшу на уши в другой аудитории, но только к знаниям это отношения не имеет. Я ответил?

— Ответили. Даже я для себя теперь поняла, почему Быкова теперь больше не могу слушать, сначала в захлеб, потом по привычке. А теперь я вообще не могу его слушать, представляете, как обидно?

— Да нет нет, этим действительно голову лучше не забивать. Иногда он очень неверно говорит, иногда верно, ему есть что сказать, иногда эту информация действительно ценная и неожиданная, но я думаю это эффект открытого доступа к информации, потому что-либо информацию в таком объеме не получали бы. Когда у людей есть возможность много раз что-то увидеть, то они тогда и начинают понимать ценность этого.

И закончим Юлию Ворониной: «походила по ссылкам, это для начальной школы», это меня вот сильно обидело, задело. Во-первых, не начальной, а дошкольной для детского сада, а во-вторых, на самом деле для всех.

Третий комментарий, вот тут один ответ ….. 7 класса. Юлия Воронина «походили по ссылкам».

Знаете, есть образ, можно заблудиться в лесу и ходить кругами, идти все время вперед, а потом оказывается, что человек ходит кругами, и в результате он заблудился и не может выйти из лесу. Вот в данном случае, этот тот самый вариант, (начальная школа), потому что это нужно было умудриться ходить кругами по начальной школе, и ни разу не выйти ни на дошкольное воспитание, а это совсем не начальная школа, ни на среднее, ни на старшее и потом само из ЭССЕ то МГУ, и МГУ-шных там, эмоциональных, подробных рассказов о первых уроках или не первых пробах в игровой стилистике видимо не видимо. Т.е. на самом деле много, но вот как-то видимо самый особенно открытый урок Open Lesson, был сконструирован так по старинке, мышление прошлого века, и может быть от этого, я не знаю.

И на счет «походило это для начальной», а вот это надо было указывать, на самом деле там все указанно. Указанно по предметам, если предмет физика, если предмет геометрия. Нет такого предмета геометрия в начальной школе. Очень странно, но на самом деле все указанно. И МГУ в том числе указан.

И потом вот Юрий В.В. «а проблемы у школы с 7-го класса». Интересно какой опыт у этого Юрия, потому что на самом деле, проблемы начинаются с дошкольного воспитания, и в 7 классе уже пожинают плоды проблем начальной школы. Но только там легко цикнуть, легко задавить так чтоб видно не было недовольство детей, а в 7 классе они начинают зубки показывать, потом если им до 7-го класса по примеру одного из обсуждающих, что вот они играть и так умеют поэтому надо не играть, а учиться. И вот значит им играть запрещали 7 лет, но у них прорывается потому что, учить их ничему толком не научили, а играть они вот-вот уже совсем заручатся, и разучаются и тогда они начинают бузить. Выражать протест, потому что сидеть нельзя, физиология прет, физиология развивается «руки ноги» им нужно все это делать, а тут им запрещают.

Поэтому с 7-го класса? Ооо это было бы ничего, если бы только с 7-го класса у школяров проблема. В свое время, когда я занимался со школьниками, то мне как раз больше всего нравилось работать с 7-ми классниками. Вот до 7-го как-то они какие-то маленькие, с ними так особо и не поговоришь, задание такое герменевтическое не поставишь, а вот с 7-го класса, старшеклассники, там вот можно уже на всю катушку, на равных вести герменевтические беседы.

Вопросы есть по поводу Юлии Ворониной?

— Нет. Тут нет вопросов.

— Побежали дальше. Значит выбирайте сами вопрос и обсуждаем.

— По порядку. Василий Балханов: «во времена моей учебы, ничего подобного не было, хотя я дружил практически со всеми, но в научном плане это было пустыней, варился в собственном соку, да и сейчас я волк одиночка. Уже не могу на пару с кем-либо работать. Мне на работе дают задание, или я сам выискиваю задачу».

А Татьяна ему отвечает: «Василий мне кажется вам ничего подобного и не надо характер есть характер — это нормально, умеют хором журавли, а лебедь не умеет хором, Андрей Вознесенский»

— А лебеди как по сказке, там же лебеде улетали тоже стаей… В общем, по-моему, тут образ какой-то очень странный раз так. А Василий Балханов, тут нет большого опыта в позиции другого. Ведь писатель хороший тот, кто пишет так, он как бы представляет, как будет человек со стороны читать своими глазами этот текст. Потому что, когда мы пишем для себя, очень часто мы пишем 0, 2 в уме, мы считаем, что там написано 20, 2 в уме, а на самом деле человек видит, что написано 0, и вот это эффект 0 пишем 2 в уме. Потому что ничего подобного не было, а что вот я дружил со всеми предметами или со всеми сверстниками, со всеми учениками.

— Здесь со сверстниками имеется ввиду.

— Наверное да. Т.е. по сути дела он был коммуникативный, но поговорить на научную тему это было пустыней, вот честно говоря для меня это подарок, потому что одна из основ на которой строится весь мой энтузиазм, что бы было с кем поговорить на вот эту вот учебную тему, у нас же обычно учат так, что читают лекцию, а потом ответь учителю, а он тебя в это время будет контролировать что ты понял или нет, и тебя похвалить или пожурить, или опять заново читать, повторять все что он не понял. Я конечно вообще удивлен Балхановым, как будто он у меня курс прослушал, но у меня не было такого, и как бы в научном плане это было пустыней, это конечно круто. Он все это понимает с полуслова, т.е. вот там восторженное было, писала Кадырова именно про это. Кому она отвечает не понятно, толи она отвечает той которая написала до этого «а где на выходе знания?», «волк одиночка», ну крутые образы «и не могу на пару с кем-то работать» вот эта вот таска о упущенной выгоде, упущенной ситуации. Не даром я обычно привожу в пример, вот этого гения из Питера, который с матерью жил…. И в принципе я таких особенно, вот в компьютерном деле, таких там, по-моему, трое из двоих волки одиночки.

У него очень проникновенно как мне кажется, он отнесся к Кадыровой. Сам он пишет не понятно, честно говоря, это делает достоверным эту запись, потому что он волк одиночка и в принципе не может не видеть результата. Не даром у меня в драма герменевтической бабочке… Я же не даром говорю, что 133 зайца, в том числе и умение работать и в паре, и умение видеть текст, когда вот там, видеть других, двигать другими. Т.е. все, когда сравнивают результаты у одной команды, у другой команды, как команда чего записала, ну т.е. все эти, казалось бы, полная ерунда, тритотушки, похлопали потопали, а на самом деле это вообще очень принципиальные вещи, и вот скажем Василию Балханову явно он скучает, не зная он скучает о них и ему они нужны. Ну вот.

— Так, Виктор Устинов: «это для конкурса учитель года, а за тем нужно готовить к ЕГЭ»

— В эту игру уже не играю, потому что все что связанно с ЕГЭ, это удар под дых, и я с этим не играю. А мне интересен был опыт Злобиной, потому что для нее ЕГЭ святое ее класс поступает в МГУ(или что-то очень близкое к этому, он опять проглотил слово или даже несколько), она этим гордится, работая в гимназии Газпрома, и по этому туда сразу отдают учеников, что бы они потом приехали, поступили в МГУ, и она конечно к ЕГЭ относится очень серьезно. Но она прислал и ЕГЭ конечно там идет муштра. Хотя я думаю она все-таки использует какие-то приемы, потому что как только работаешь с этими приемами, то там столько плюсов, столько потенциала открывается выгодного, что грех их не использовать. И она использовала. А потом она прислала рассказ, весит на Open Lessen, что жара, май и она решила тогда парой (подготовка к ЕГЭ). И она решила пойти на речку, и весь класс пошел на речку, снимки там сделаны как они там, и там они поделились на группы, я думаю в классе они, когда тренируются делятся на группы. И они значит отрабатывали вопросы на речке. Я понимаю, что если ученик не замотивирован, то он на речке работать не сможет, а так как они все действительно работают.

Поэтому готовить к ЕГЭ…конечно его лучше бы не было, я просто помню и не понимаю почему все молчат, ведь это было там в каком-то году, была концепция что мы сейчас в Евросоюз вольемся, и нам нужно было что бы наше образование, наши школы что бы учитывали, что бы можно было поступить в иностранные институты и университеты. Ведь поэтому и ввели ЕГЭ, при этом говорили, что это на самом деле борьба с коррупцией, что вот учителя все берут деньги за отметку, а потом ученики ничего не делают. 5 лет эксперимента, подвели итог и поставили диагноз, что итог эксперимента оказался отрицательным, и все равно ЕГЭ вводим по всем регионам, а так было всего 5 регионов где проходил эксперимент, мы учтем недостатки, которые были, поэтому я говорю я ЕГЭ не трогаю, кто может работать на ЕГЭ, кому не стыдно, работайте. Я занимаюсь другим.

-Реальность такова, что люди все равно захотят…

-Тогда к Злобиной. С одной стороны, она человек престижный, ей нужно что бы все поступали в МГУ, с другой стороны у нее душа болит про детей, и она не хочет издеваться над детьми, вдалбливать им знания. Если у них шоры не спадут голов, они могут случайно упасть по какой-то другой причине, но пока шоры будут держаться, это не наши люди. Они всегда нам будут ставить риторические вопросы негативные, зубоскалить, поворачиваться и уходить. А так как у нас родная педагогика, то вот этот момент добровольности, т.е. развивающее обучение, оно же даже в самом название заложено, то что мы обязаны развивать, и поэтому хочешь быть прогрессивным то давай развивай учеников, а родная педагогика, даже вот в нашем варианте она у всех родная, даже вот у этого Виктора Устинова, который про ЕГЭ спит и видит, и я понимаю, что плетью, обухом не перешибешь пока он будет в этих своих заморочках копошиться мои советы ему не нужны, статьи моих коллег, моих последователей ему тоже не нужны он не поверит. Но иногда может что-то случится, увидит он…( и дальше пошел самый настоящий мысле-бред 48 – 49 минуты).

У Тубейского, был приемный сын из детдома, и он ну такой волчонок, и когда он пришел из армии, то Тубейский (а он закончил пед. училище), дал ему первый класс, и это конечно был кошмар, т.е. он по-солдатски это все делал. Раз дали он выполняет, он понимает что…(эта марка быть сыном, хоть и приемным Тубейского и эту марка надо держать). И вот это был ужас.

А потом у Лидии Константиновны, был такой клуб семейка назывался, куда приходили родители со своими детьми, там были младенцы, там были в основном дошкольники, но там были и некоторые школьники, т.е родители приходили уже со школьниками, и она с ними чего-то делала. И вот я там увидел, этого самого старого знакомого, преподавателя начальных классов, сына Тубейского. Я Люде говорю: «Надо же он у тебя, он же вообще….». Она говорит: «Что ты! У него сейчас родился ребенок, и он значит приходит ко мне на занятия с грудным ребенком, он сам светится, и он готов переродиться». В руках Лиды конечно можно было переродиться. Ну я опять же и порадовался, и позавидовал. Но надо же как хорошо, что он попал в такую ситуацию, причем Лида на самом деле была ежовыми рукавицами, на самом деле это вообще не курорт общаться с Лидой, но многим это пошло на пользу. Вот если кто-то застрял, на представление что вот, как у меня есть представление «мои родные» вот, так и на самом деле и должно быть, а все остальное не так. Т.е. авторитарно если человек запутался в своем авторитаризме, то получается что он не обязан работать для детей. Его можно уволить, если начальник видит, что так с детьми обращаться нельзя, если начальник не знает, как поправить положение, потому что так допускать иногда нельзя, это я про то, что если кто-то упорствует. И вот получается, что добровольность должна быть, и вот когда не было добровольности в развивающем обучение, то оно очень быстро и лопнуло. Как только началась перестройка, все тут же объявили что работаем по развивающему обучению, восстановили в правах Давыдова, его же там из партии исключили, был большой скандал, у тут его сделали вице президентом академии педагогических наук, и все стали работать, везде курсы были, методики, ну и все, и буквально через три года оказалось что так работать нельзя. Т.е. это все тут же выветрилось.

Это работало, когда вот они все сидела в 91-й школе, когда на каждом классе по лаборатории и лаборатории рассматривали, что происходит на уроке, потом сами разговаривали друг с другом, а иногда некоторые учителя, например, не слушали, о чем они разговаривают, а махали на них рукой и бежали домой. Но то что кто-то думал. Рефлексировал и потом давал на следующий день какой-то совет, это конечно такая подпорка очень сильная, и поэтому там результаты были конечно очень интересные. Но с другой стороны, очень много исследователей именно ушли из 91-й школы говоря, что так нельзя делать, они знают, как надо делать, таких экспериментаторов было много. Давайте дальше.

— Анна Одинцова: «Интересно, этот реверанс послания был сочинено по личному призыву любящего сердца, или по требования преподавателя, есть такие учителя, которые требует рефлексии в письменном виде представить. Если все-таки этот абсолютно безграмотный текст создан по велению души, то конечно хотелось бы что-то узнать о результативности очередного, революционного подхода, Жанна каковы результаты ОГЭ, ЕГЭ у ваших учеников? Даже шапку правильно оформить не можете, а туда же. (Далее опять что-то не совсем понятное, 53 минута, вероятно это просто мне грамотности не хватает что бы понимать по контексту, о чем идет речь).

— Да, что вы хотите, чтобы я вам прокомментировал?

— Мне хотелось бы знать. Был ли это реверанс по требования преподавателя, раз уж они об этом говорят.

— Если она говорит реверанс, а потом пишет, абсолютно безграмотный текст, вот абсолютно безграмотные тексты создаются именно по велению души, если она так считает. Я не понимаю, чем текст безграмотен, а с шапкой я понимаю. Когнитивный шок студентки, потом идет Букатову Вячеславу, факультет педаг. образования от Кадыровой Жанны, и дальше идет ЭССЕ студентов как заголовок. И так Анна пишет, что она безграмотно…ну так это она пишет? Или это они в складчину. А это на само деле вы неудачно оформили …. 54 минута…. У вас выделено, а здесь получается, что идет текст, ЭССЕ от Кадыровой Жанны, а дальше ЭССЕ студентов МГУ, ну действительно это ваш косяк. Понятно да с этим…?

— Да я готова это признать.

— Вы думали одно, а все поймут, что это один из материалов, что это такой вот раздел ЭССЕ студентов. На самом деле все видят, что видят, и пишут, что безграмотно и шапку даже не может написать. Конечно проблема в том, чтобы увидеть и больше не допускать. Т.е. понять, как им на будущее это учитывать.

Теперь вот «бергамотный текст», тут вот есть такие вузовские учителя, которые требуют рефлексию в письменном виде. Действительно такие учителя есть. Я надеюсь, что я к таким учителям не отношусь, потому что, во-первых, это могли делать по желанию, с одной стороны мы все знали, что работаем по чеку, это значит, что я иду пока вру, мы идем пока врем, вы идете пока врете. А с другой стороны к Чехову обратился один из родственников, они же когда были детьми то издавали всякие там журналы, все вместе в складчину, хохотали, писали, и он значит писал вопрос, почему тебя печатают, а меня не печатают? На что ему Антон Павлович сказал, что я тебя научу как надо писать для журналов. Ты хочешь что-то написать, пиши, как письмо своему знакомому, или своей подруге лучшей, например: «дорогая Маша, тут на днях такое произошло…», и вот так прям ей все и пиши, потом вырывай первые две три страницы и неси в редакцию, и напечатают.

И я им так говорю, что вот если мы не знаем … (ну потому что писать на самом деле очень трудно и никто не может). У меня там иногда были студенты, по которым видно, что они прям пишут такой формально журналистский текст, от которого, тошнит, и видно, что просто по-другому студент не может написать, это конечно впечатляет. Поэтому я и говорю, пишите, чтобы восстановить способность, говорить понято, говорить на родном языке, то для этого вот этот образ Чехова «Дорогая Маша тут такое произошло, ты сейчас не поверишь, представляешь, прихожу я и т.д.)

Просто, когда есть посыл, кому ты пишешь, когда есть представление о том, что Маша будет читать, что ей надо объяснить, преподавателю ничего же не нужно объяснять он и так все знает, а тут Маше надо объяснить с какой стати ей делить на команды. Тогда одно за другое и получается, во-первых, длинный текст во-вторых понятный, некоторые моменты не понятно, но тут это уже называется правка, когда я как редактор вижу те моменты, которые читатель со стороны может не понять.

Это мы повесили про пожар, пожарное дело там ведь когда этот подполковник рассказывал классу про то как все случилось и как здорово деление колечками, способом колечки.

(честно сказать писал слово в слово, лично для меня это просто полнейший бред, наверное, я просто не в теме чего-то)

Честно говоря, я мало что понял, я догадывался, о чем он. После того как он рассказал, я вообще понял, что ему хватило одного приема, и на этом приеме он увидел, он получил такие результаты, которых у него раньше никогда не было. В тексте, который там написан, там написано «колечки», а в чем колечки заключаются, он этого сам не может описать. А с Кадыровой да, позитивные и такие восторженные они привлекают внимание, у него просто деловое… На самом деле восторг очень трудно описать, а ей это удалось, и это она как-то не формально сделала, ну в общем я, когда это все читаю, у меня это все вспоминается, и она вспоминается, и все как-то встает на свои места.

Поэтому насчет «абсолютно безграмотный текст», Аристотель писал в одном из своих трудов в риторике, «употребление гипербол говорит о том, что человек либо очень юный, либо глупый», тогда возникает что гипербола — это конечно у Маяковского. Но честно говоря он умом не блистал, идею он обычно занимал у других. Чекрыгин про Маяковского говорил, что он как сельская лужа, кто не пройдет, тот голошу потеряет. Володя значит по представления Чекрыгина не делал свои произведения…(неужели это видно что вот эта формальная ответ на рефлексию т.е. мне кажется что, это искренно и (59-60 минуты)) я бы не сказал что абсолютно безграмотный текст, а я бы сказал, что очень эмоциональный, и там действительно она писала, ну как поставлен был вопрос, что полезного я для себя почерпнула. И представляете, что она должна была, методически выверенный текст делать, например, здесь нет про золотые правила, здесь нет про три постулата педагогического мастерства, за то сама тональность такая что она пишет о том, что действительно принципиально. Не даром молодой человек «одинокий волк» он ее понял, так вот это лучшая похвала.

А она конечно…ну я ни как не ожидал, что жалкие мысли не учить….ну да как же, и не бояться быть идиотом, поставить первым , по идее надо бы спрятать и у меня это третий пункт постулата педагогического мастерства. А она поставила первым, потому что на нее это произвело большое впечатление. Слава богу. Т.е. я не побоялся именно такой отчет отдать вам, а вы не побоялись его повесить. Она не побоялась своего имени. Я у них спрашивал, если я буду вывешивать, как мне вывешивать? Инициалы? Псевдоним? Или как есть? Все говорили, как есть. Так что мне не стыдно за таких учеников. Ну вот это по поводу «абсолютной безграмотности».

Проблема ЕГЭ, она же вообще то не преподает… командный эффект я наблюдала и среди трети классников, но вот наблюдая среди трети классников, это не значит, что она работает с третьим классом. Здесь сама такая формулировка это видимо кто-то ее пригласил, или значит там какой-то кружок, или мало ли что, когда они учатся у них всякое бывает, их заставляют проводить олимпиады, потом дни открытых дверей. При МГУ есть гимназия, есть школа, и в общем там разные факультеты по-разному используют.

Как раз она пишет так, что я не вижу чтобы она была учительницей и для нее открытие это как раз не про то как учить начальные классы, а скорее про то что оказывается со студентами, со взрослыми можно работать по-другому, и она с этим согласна. Для нее это было открытие. А про мессианство она, по-моему, ничего не писала?

— Нет конечно.

— Если чувствуется неловкость я смотрю это конечно по Саре Бернар работать, сделать все наоборот…первые 15 минут вызвали недоверие и немного досады, явно она пишет о самих занятиях, а не о том, как она преподавала в начальной школе.

Было откровение то, что некоторые люди не воспринимают игровые методы взаимодействия, здесь конечно не дети, а взрослые, и т.е. она сразу с полу слова стала фанаткой, и для нее это родная стихия. Наконец-то дождалась, когда можно дышать свободно.

То без чувства юмора, то без даже Царевны Несмеяны, а вот Несмеяна, я думаю это та самая по географии видимо которая «плохо работали в очередной команде, хоть и не испытывали кураж». Я думаю это она. Так как они у меня действительно реально, все мешались всегда, я только вот на ту Царевну Несмеяну удивлялся чего она…А они могут взять и не ходить или вообще пропустить и прийти потом на зачет, или вот вообще отказаться от этого и записаться другой курс, а она все ходила-ходила с недовольным лицом, а оказалась что правильно ходила, так тому и быть.

И вот подобный эффект я наблюдал у третиклассников…за курс мне удалось понять, как мне кажется сакральный смысл подобной режиссуры, сакральный смысл — это не мессианство, а это сакральный смысл, действительно сблизить и объединить людей, проводящих вместе достаточно времени, будь то уроки или пары, я бы сказал, что вот это вот невнятное место, оказалось внятным может быть именно по своей невнятности вот для того молодого человека «одинокий волк». Казалось бы, с какой стати он вдруг рас и так в точку, ну видимо он просто увидел, и в целом никто и ни где не учит, как приятно и продуктивно людям общаться друг с другом и какие тут ЕГЭ, это конечно… Так что вот, в группе стало какое-то ламповое общение как будто бы 5 лет вместе отучились в дружном коллективе.

 

 

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *